Погода в Кубачах
31 октября 2020 01:41
ветра нет
°C
31 октября 2020 01:41
ветра нет
°C

Свадебные браслеты кубачинки в XVII-XVIII вв.

История одного экспоната.

Женские ювелирные украшения являются одним из самых интересных аспектов народного искусства Дагестана, отражающих уникальную этно-культурную ситуацию сосуществования около 34-х этнических групп, сохраняющих на протяжении многих столетий свои национальные традиции и язык. Украшения, являясь неотъемлемой частью национального женского костюма, выделяются невероятным многообразием художественных форм. Так, по одежде и украшениям женщины можно было определить не только ее национальность, но и принадлежность к определенному вольному обществу, а иногда и к конкретному аулу.

Уникальность традиционных дагестанских украшений заключается в самобытности художественной стилистики их форм и декора и, что немаловажно, ее сохранности на протяжении многих веков. В этом плане особенно примечательны украшения даргинок из селения Кубачи. Эти украшения бытовали исключительно внутри села и выполнялись местными мастерами по конкретному заказу односельчан. Стилистика кубачинских украшений самобытна и не имеет аналогов ни в Дагестане, ни в других странах Востока. Их относят к архаичному слою дагестанского ювелирного искусства, однако невозможно проследить какие-либо истоки этих форм даже среди археологических находок.

436ecce9.jpg

Характерной чертой национального женского кубачинского костюма, помимо традиционного большого белого головного покрывала «кIаз», которое бытует и по сей день, является отсутствие нашивных украшений. В Кубачи были распространены исключительно съемные украшения - это браслеты, кольца, подвески и цепочки. В коллекции ДМИИ им. П.С. Гамзатовой насчитывается более 1000 ювелирных изделий, представляющих кубачинскую группу украшений, из них примерно 100 выставлены в постоянной экспозиции. В блоке из четырех витрин представлены самые яркие, уникальные по сохранности и ценности экспонаты. Украшения этой группы выделяются высоким техническим мастерством, почти скульптурной пластикой форм, обилием зерни, позолотой и вставками полудрагоценных камней (альмандин, бирюза, сердолик, кораллы) в высоких кастах.

Особенно интересны свадебные браслеты кубачинок. Девушка надевала их лишь один раз в жизни во время свадебного обряда и по прошествии определенного срока после свадьбы, обусловленного обрядом (3 дня, либо 40 дней, либо до рождения первого ребенка), снимала уже навсегда. Эти браслеты переходили от матери к дочери и хранились в качестве семейных реликвий.

Наиболее ранние, дошедшие до нас образцы кубачинских свадебных браслетов датируются XVII - XVIII вв. и типологически существовали на протяжении всего XIX в., хотя стилистически несколько менялись. Можно выделить три основных типа кубачинских браслетов: кольцеобразный, замкнутый с овальной широкой центральной вставкой и разомкнутый.

Кольцеобразный браслет состоит из двух полукруглых частей, соединенных с помощью двух штырьков. Эта система своеобразных замочков прикрывается крупными камнями в высоких круглых или овальных кастах, вмонтированных в выступающие цилиндрики, напаянных к основанию браслета. В коллекции ДМИИ им. П.С. Гамзатовой хранится несколько браслетов такого типа, один из самых ранних датируется нач. XIX в. Доминирующими элементами являются два крупных альмандина, между ними выступают по две меньшие вставки бирюзы и альмандина. Все поле браслета богато декорировано зернью, маленькими вставочками кораллов и глухих розеток. Края браслета и основания камней окаймлены напайной сканью.

Второй тип браслетов с крупной овальной вставкой в экспозиции музея представлен очень эффектным образцом, датируемым XIX в. По центру располагается крупная овальная бляшка, к которой с помощью штырьков крепится более узкая, полукруглая выгнутая полоса. Браслет очень богато декорирован вставками альмандинов и бирюзы голубого и зеленоватого оттенков, в сочетании с позолотой и обилием зерни. Декор браслета дополняют напайная скань и глухие розетки.

Более простой тип разомкнутого браслета в коллекции ДМИИ представлен достаточно широко. Рассмотрим один из таких вариантов, датируемый XIX в. Браслет имеет более узкое основание с лаконичным декором. Три крупных альмандина располагаются по центру и на концах, между ними располагаются еще две вставки альмандина и сердолика. Камни располагаются просто в высоких кастах, окаймленных зернью и напайной сканью. Все свободное поле браслета также декорировано зернью и несколькими глухими розетками.

Характеризуя браслеты XVII - XVIII вв. в целом, в первую очередь стоит отметить особую объемность, скульптурность форм, которые выполнялись с помощью монтировки. Камень сажался в гладкий каст, переходящий в высокий цилиндр. Каждый такой элемент заготавливался отдельно, так же, как детали кованого основания браслетов. Все эти части соединялись в единое художественное целое благодаря зернинкам разного формата, заполняющим все свободное поле браслета и цилиндрические основания камней.

Таким образом, эти браслеты были очень массивными, громоздкими и неудобными для повседневного ношения. Что еще раз подчеркивает их обрядовое назначение в качестве важного элемента традиционного свадебного наряда кубачинской невесты. Поэтому, несмотря на массивность браслетов, их можно надеть лишь на очень тонкую руку, что было обусловлено юным возрастом невест.

Роскошь, высокая стоимость свадебных украшений кубачинок обусловлены значением свадебного обряда как перехода девушки в более высокий статус замужней женщины. Однако они выполняли и обереговую функцию. Касательно браслетов, сакральное значение несут, в первую очередь, используемые полудрагоценные камни. Часто крупные камни украшались гравированной арабской надписью с благопожеланиями. А сами камни в высоких кастах являлись своеобразными глазками, и, возможно, поэтому особо любимым камнем кубачинцев был альмандин, способный, по поверьям горцев, защитить хозяйку от сглаза.

Традиционные свадебные кубачинские браслеты являются ярким образцом уникальной, самобытной, не имеющей аналогов художественной стилистики, являющейся частью нашего невероятно богатого и разнообразного культурного наследия.


Автор: Заира Астемирова, искусствовед.
4 февраля 2010

Комментарии

Добавить комментарий